Феликс Мендельсон. музыкальный гений и несчастный еврей

 

Несколько лет Жири Вэйл. чешский еврей, выпустил роман, называвшийся "Мендельсон на крыше". В своем романе Вэйл изобразил честолюбивого и одухотворенного офицера СС во время нацистской оккупации Праги. Этому офицеру был дан приказ снять с крыши пражского концертного зала статую еврея Феликса Мендельсона. Проблема состояла в том, что крыша была заполнена многочисленными статуями известных композиторов, причем не было никаких табличек с идентификацией выдающихся личностей. Этому офицеру и предстояло вычислить, какая статуя принадлежала Мендельсону.

Офицер постарался вспомнить некоторые разделы из курса "Расовая наука", в которых упоминалось, "что у евреев большие носы". Исходя из этих соображений он приказал рабочим снести статую с самым большим носом. Как только он увидел, что статуя с самым большим носом свергается с крыши, он запаниковал. К сожалению он слишком поздно понял, что она принадлежала другому не менее известному немецкому композитору Ричарду Вагнеру.

В этой истории автор дважды иронически улыбнулся. Прежде всего, потому что Вагнер не был евреем. Более того, он был фанатичным антисемитом. Он постоянно совершал полные уничижения нападки на евреев, и особенно на еврейских музыкантов. Не удивительно, что Вагнер был любимым композитором Адольфа Гитлера.

Но что было очевидным в оценке Вагнера Мендельсону. так это то, что почти всю свою жизнь он был лютеранином. Да, Феликс Мендельсон был произведен на свет в 1809 году в Гамбурге, Германии двумя евреями. Его дедушка - Моисей Мендельсон был выдающийся раввин и философ. Моисей убеждал немецких евреев, покидающих гетто, оставаться преданными Иудаизму, но признавать немецкую культуру и образ мыслей. Фактически всю свою жизнь он оставался еврейским ортодоксом.

Однако, пять из его шести детей, в конечном счете стали христианами. Один из них, Абрахам Мендельсон. и стал отцом Феликса. Абрахам был преуспевающим банкиром и бизнесменом. Мать Феликса, в девичестве Леах Саломон. принадлежала знатному и богатому немецко - еврейскому семейству. У Абрахама и Леах было четверо детей: Фанни, Феликс, Ребекка, Пауль.

Когда Феликсу было шесть лет его родители окрестили его в лютеранской церкви, которые в настоящее время считаются еврейскими. Это была эра, когда многие немецкие евреи получили свободу от перехода на более низкую ступень развития штетла. Они захотели полностью отдаться во власть красоты немецкой культуры. Многие считали, что Иудаизм, с его многолетней историей мучений, страданий, преследований является устаревшей и пагубной формой религии, которая препятствует интеграции в более широкое по своей сути сообщество.

Когда Феликс в возрасте четырнадцати лет прошел конфирмацию в лютеранской церкви, отец написал ему письмо-признание. Он заявил, что он и мать воспитывали своих четырех детей в христианстве, потому что это вера всех цивилизованных людей. Помимо этого, в 1812 году немецким евреям было обещано гражданское равенство, если они обратятся в христиан. По словам поэта Хенрича Хейна эти немецкие евреи искали "входной билет, обеспечивающий им доступ к Европейской культуре". Таким образом, их принятие Христианства можно расценивать как рвение к социальному и профессиональному росту. По сути это не было глубоким религиозным убеждением.

Яков Соломон. брат Леах и дядя Феликса, принял Христианство за несколько лет до этого. Он решил сменить фамилию на Бартольди, замаскировав свое еврейское происхождение. На самом деле Бартольди был владельцем большого сада в Берлине, который дядя Яков приобрел. Кто-то остроумно съязвил, что Яков приобрел себе новую родословную удачной "покупкой".

Когда Феликс был подростком, его родители прошли обряд лютеранского крещения. При этом они тоже сменили фамилию Мендельсоны на Бартольди. Они хотели тоже самого от Феликса. Однако, Феликс, всегда воспитанный и послушный сын, здесь вдруг проявил своеволие. Отец заказал визитные карточки для него с инициалами "Феликс М. Бартольди", но Феликс отказался от них. Он настаивал на сохранении своей прежней фамилии Мендельсон. Его отец, протестуя против этого факта, возражал: "не может быть христианина Мендельсона. так же как не может быть еврейского Конфуция". Тем не менее Феликс остался верен самому себе.

Феликс был верным христианином и его ничуть не беспокоило его еврейское происхождение. Действительно, в его музыкальной карьере не было никакого преткновения по поводу того, что он еврей. Он считался самым великим музыкальным гением немецкой романтической школы музыки XIX-го столетия.

Некоторые полагают, что начиная с Моцарта, он был наиболее одаренным музыкантом.

Свой первый концерт он исполнил в возрасте девяти лет. В шестнадцать он написал свой известный "Остет", а в семнадцать он закончил увертюру к Шекспировской пьесе "Сон в летнюю ночь".

Он вновь открыл для публики работы Иогана Себастьяна Баха, которые были незаслуженно забыты почти целое столетие, и возродил их общественное признание. Мендельсон достиг большой популярности повсюду в Европе, а особенно в Англии. И только в Берлине, городе, где он провел большую часть своей жизни, казалось не замечают его музыкального мастерства.

Мендельсон никогда не проявлял эксцентричностей, свойственных артистам. Он всегда был само очарование и доброта. Он был хорошим сыном, преданным братом, любящим мужем и нежным отцом. К сожалению, он прожил совсем недолгую жизнь, чтобы выразить все свои таланты. Сто пятьдесят лет назад, в возрасте тридцати девяти лет Феликс Мендельсон ушел из жизни, перенеся два удара.

Некоторые полагают, что за несколько месяцев до этого, смерть его любимой сестры Фанни, которая также была гигантом в музыке, просто деморализовала его и отняла стимул к жизни.

Главное, что Феликс Мендельсон жил и умер как положено христианину. На его похоронах, пришли много поклонников его таланта, шестисот голосный хор пел "Христос Воскрес". Феликс был захоронен на кладбище Церкви Святого креста в Берлине. Сегодня огромный крест стоит на его могиле.

Однако вся атрибутика принадлежности Мендельсона христианству не впечатлила нацистов. Для них он навсегда остался грязным евреем. Спустя почти столетие после его смерти, они продолжали осквернять память о нем, как о еврейском композиторе. Его музыка была запрещена. Они специально заказали огромную статую в Лейпциге, чтобы потом ее публично разрушить. Они закрыли потомственный банк Мендельсонов и приказали всем родственникам, живущим в Германии, покинуть страну.

Раввин Сэмюэл М. Стахл

 



  • На главную

    Меню

    Реклама